ФЭНДОМ


Алоиз Бра́ско — второстепенный персонаж цикла «Хроники странного королевства».

Описание Править

Характер Править

У Алоиза очень сложный характер: он агрессивный, злобный, мелочный и мстительный. Даже родной брат отзывается о нём как о засранце[1] и утверждает, что он лучше бы «с общиной троллей жил, чем с Алоизом и его змеями и прочими насекомыми».III

Природа Силы Править

Алоиз — классический маг, бакалавр школы Змеиного Глаза.III

В арсенале Алоиза преобладают заклинания школы Змеиного Глаза — ядовитая паутина, управление животными, призыв огромного скорпиона, — но он владеет и некоторыми приёмами других школ: кастует шарик света, обездвиживающее заклинание…

Семья Править

Биография Править

В первый день весны, знаменующий начало 3406 года, Алоиз потерял отца — герцог Браско был убит обезумевшим гостем прямо на поминальном банкете, как и остальные члены Комиссии, к вящей радости родственников жертв.

Вскоре после этого случилось памятное событие: его величество Шеллар III научился гневаться, что и продемонстрировал на совещании министров и президиума дворянского собрания. Там присутствовали пятеро братьев Браско; всем им Элмар бросил вызов, но ни один из братьев не принял вызова, каждый нашёл благовидный предлог для отказа — вероятно, из трусости, поскольку Элмар не только принц и наследник, но и несравненный воин.[2]

Позднее братья уехали из столицы, вернувшись в родные места, и именно там произошла трагедия: при переделе наследства Алоиз убил Сигизмунда.

Разделитель-П
Сигизмунда убил Алоиз во время раздела наследства, что-то они там не поделили
Разделитель-П
Алоиз психанул и Сигизмунда ядовитой паутиной накрыл
Арчибальд БраскоIII Разделитель-Л

С тех пор пути братьев разошлись: Фредерик уехал на поиски лучшей жизни, Леонард, не желая жить под одной крышей с братоубийцей, перебрался к барону Арманди, и в замке Браско остались лишь Арчибальд с Алоизом.

Разделитель-П
А сам Алоиз… я его давно не видел, он к нам не показывается. Арчибальд вздыхает, и говорит, что он так и не смирился с поражением, но поделать ничего не может, вот и злится молча. А от этого и рассудком можно повредиться. И боится мой сосед, что когда-нибудь окажется под одной крышей с безумным братом, а также его змеями и прочей опасной живностью
Барон АрмандиIII Разделитель-Л

Многие подозревали, что Алоиз вымещает злобу посредством мелкого вредительства, но доказать или опровергнуть подозрения не было возможным.

Разделитель-П
Поди пойми, простые дикие анкрусы корову сожрали, или его ручные? Просто так долгоносик завелся, или его работа?
Барон АрмандиIII Разделитель-Л

Когда во владения барона Арманди прибыл Шеллар, Алоиз понял, что это идеальный шанс поквитаться. Разумеется, он был обижен на Шеллара — маг привык к достатку и безнаказанности под крылышком состоящего в Комиссии отца, и теперь Алоиз жаждал отомстить за родича и потерянные привилегии. Случай представился быстро: в тот же день Шеллар позвал Киру на прогулку и позже вместе с ней ушёл из поля зрения охраны. Алоиз приказал своим анкрусам атаковать охрану, а затем занялся оставшейся парой людей. Шеллар и Кира успели взобраться на дерево, но к тому моменту анкрус уже укусил баронессу за ногу, и парализующий яд стал распространяться по её телу.

Алоиз вышел к пленникам дерева лишь когда стемнело. Он издевался и насмехался, понимая беспомощность противников: у него магия и анкрусы, а у Шеллара лишь пистолет, который ещё нужно выхватить, умудрившись при этом не свалиться с дерева. Шеллар уже был обездвижен заклинанием Алоиза, когда на поляне показался его высочество принц Мафей. Полуэльф легко уничтожил анкрусов, отбил атаки разозлённого Алоиза и вышел из поединка победителем, вморозив обидчика в глыбу льда.

Разделитель-П
Он скользнул взглядом по сверкающему хитиновому панцирю огромного скорпиона размером с лошадь, возникшего из ниоткуда и уже протянувшего к нему клешни, чуть улыбнулся, поднял руку и едва заметно шевельнул пальцами. И не успело жуткое членистоногое добежать до предполагаемой жертвы, как было размазано по траве… гигантской мухобойкой. Той самой знаменитой мухобойкой, о которой ходили легенды. Король, изумленный таким поворотом дел, хотел что-то сказать, но в этот момент увидел, как Алоиз выбросил вперед руку с растопыренными пальцами, и с них сорвалась в полет паутинная сеть. Мафей только отворачивался от поверженного скорпиона и кастовать что-либо в свою защиту не успевал. А паутина явно была ядовитая. Единственное, что мог сделать король, это закричать, что он и сделал, хотя и понимал, что это бесполезно, что через секунду смертельная сеть облепит маленького эльфа, и… нет, только не это, только не малыш!..
Сеть зависла в локте над головой Мафея, словно накрыв некий невидимый купол, а сам мальчишка, продолжая уверенно улыбаться, резко вскинул руку, и сверху на противника обрушился целый поток воды. Мафей прищелкнул пальцами, и через пару секунд неуловимый мститель Алоиз Браско оказался упакован в правильный гладкий прямоугольник льда
поединок Алоиза и МафеяIII Разделитель-Л

Интересные факты Править

  • В разговоре со стражем проклятия по имени МорисIV Шеллар вспомнил, что и сам однажды проклял человека и проклятие сбылось — когда король и его невеста оказались обездвижены Алоизом и его анкрусами, Шеллар от души проклял мерзавца: «Будь ты проклят! Чтоб ты сдох!.. Раньше меня»III — и пожелание сбылось в тот же вечер.[3]

Примечания Править

  1. «Он же у нас маг, засранец этот» — Арчибальд Браско.III
  2. «И ещё заодно вызвал на поединок всех пятерых наследников герцога Браско. Что противно, ни один не принял вызов. Четверо сказали, что они недостойны скрестить меч с особой королевской крови, и тут же по-быстрому смылись. А пятый, злобный сукин сын, сказал, что он бы с удовольствием, но он маг, а я воин, так что поединка у нас не выйдет, разве что Мафей его вызовет» — ЭлмарIII
  3. «Видишь ли, любопытный мой подопечный, проклятия бывают разные. Бывают профессиональные, которые налагают путем соответствующих ритуалов, и такое проклятие специалист по темным искусствам непременно распознал бы. В том и состоит их недостаток — всегда можно обнаружить и снять. Твои же проклятия были иными. Любой человек, желающий зла другому, может проклясть таким образом. Вспомни, сколько раз ты сам в сердцах бросал что-нибудь вроде „чтоб ты сдох“, или тому подобное.
    — Даже сбывалось, — согласился король, вспомнив печальную участь Алоиза Браско. — Но, помнится, никаких ограничивающих условий я не ставил.
    — Разумеется, ты об этом и не знал. У тебя получилось случайно, как и у твоей Алисы. По всей видимости, пересеклось с другим, ибо тот неприятный господин, которому ты столь успешно пожелал сдохнуть, наверняка успел за свою жизнь заработать и других проклятий»
     — Люди и призраки.