ФЭНДОМ


Лингвистический феномен или парадокс Чудновского — природное явление, благодаря которому переселенцы воспринимают первый услышанный ими в новом мире язык как родной и не имеют проблем с общением.

Суть и проявление Править

У переселенца нет языкового барьера. Первый услышанный им язык он воспринимает как родной, второй — как второй родной или язык, который он знает лучше всего после родного, и далее по нисходящей. У Ольги эта последовательность была такой: русский наложился на ортанский, украинский — на голдианский, испанский — на мистралийский, а английский — на лондрийский. А вот поморский ей пришлось учить как иностранный, несмотря на то, что Поморье — аналог Руси, и имена и топонимы в этой стране русские.

У Жака, переместившегося в Мистралию, мистралийский язык наложился на русский, и потому ругательства Кантора для него звучат как родной русский мат. Ортанский он воспринял как английский, и далее все шло по нисходящей. Последним стал эльфийский, язык заклинаний.

Местные жители, соответственно слышат из уст переселенца один из языков своего мира. Например, когда Ольга говорит по-русски, дельтийцы слышат ортанский язык, когда по-испански, они слышат мистралийский.

Разноязычные переселенцы, для которых родной язык наложился на ортанский, разговаривают друг с другом каждый на своем языке и слышат из уст собеседника свой родной язык. Так говорят Ольга и Тереза. Для Ольги это беседа на русском, для Терезы — на французском. Окружающие воспринимают это как разговор на ортанском.

Люди, не являющиеся переселенцами, слышат из уст переселенца его родную речь. Так, русские сотрудники лавочки разговаривают с Ольгой по-русски, и точно так же Витька слышит из уст Жака русскую речь без участия лингводекодера.

Разделитель-П
Парень в краденых ботинках приветливо улыбнулся и, видимо, чтобы довести бедного агента до окончательного лингвистического коллапса, произнес:
— Здрасте. Мы тут одного приятеля ищем…
На этот раз ни одна из дорожек даже не дернулась, ибо сказано было на чистом русском.

Лингвистический феномен и малознакомые языки Править

Не совсем ясно, как будет восприниматься язык, который переселенец не знает, никогда не учил, не пытался говорить или писать на нем, но в целом понимает. Например, Ольга, у которой два родных языка — русский и украинский, должна понимать белорусский. Наложится ли у Ольги белорусский на один из языков Дельты? Это будет язык, близкий к голдианскому и/или ортанскому или по очередности понимания? И как можно сопоставить языки Дельты и языки стран-аналогов Альфы? Ведь топонимы и имена мистралийского языка — испанские, и даже значения некоторых слов близки, стоит вспомнить только говорящие клички повстанцев Зеленых гор. Какими разными путями мистралийский и испанский, поморский и русский пришли к одинаковым именам? Однако поморский с топонимами Белокамень и Васкевичи Ольга учила как иностранный. Воспринимала ли она его как славянский по мелодике, но совершенно непонятный?

Также интересно, наложится ли на какой-то из дельтийских языков альфийский язык, который переселенец не знает и не понимает, но распознает при прослушивании аудиозаписей. Допустим, он распознает китайский. Допустим, китайский наложился у него на эльфийский. Тогда он будет просто распознавать эльфийский, отличать его от других. Но понимать не сможет. Примерно так произошло у Жака с китайским и эльфийским языками.

Разделитель-П
Так уж получилось, что последним из языков нового мира для него оказался эльфийский. Когда он успел уцепить краем уха слова случайно произнесенного поблизости заклинания — Жак и сам не заметил. Только через некоторое время обратил внимание, что произносимые вслух магические заклинания звучат для него как набор бессмысленных китайских фраз. Ну что поделать, не изучал он китайский, так, по верхам нахватался, кое-где знакомые слова узнаются, а смысла не уловить, да и вряд ли заклинания представляют собой такой уж осмысленный текст…
То, что сейчас исполнял Мыш, более всего напоминало колыбельную про рыбок, уснувших в пруду, только на китайском.

Техническое применение и возможные механизмы Править

Лингвистический феномен «общеприродный», то есть к нему можно подобраться без магического дара. На Альфе его называют «парадокс Чудновского» и на его основе созданы лингводекодеры, в просторечии «лютики».

Лингводекодер может быть внешним приборчиком или же имплантироваться под кожу. Он может быть однодорожечным, то есть настраиваться на один язык, или многодорожечным, то есть настраиваться одновременно на несколько языков. Один раз настроившись на какой-то язык, он дает перевод сразу же при первых же словах этого языка. Если язык незнаком, носитель должен переключить декодер, и дорожка оказывается занятой под этот язык. Если дорожка одна или их несколько и все заняты, предыдущий язык тут же перестает распознаваться. Если одна или несколько дорожек свободны, то продвинутая модель срабатывает автоматически и в декодер добавляется новый язык.

Добавим, что настроить декодер вручную нетрудно, достаточно направить его на определенного человека и нажать кнопку или, если он встроенный, хлопнуть себя по уху. После этого люди будут понимать друг друга, даже если прибор есть только у одного собеседника.

Изобрела это устройство Софья Гавриловна, жена шархийского шамана Дэна и единокровная сестра классического мага, полуэльфа Толика. Но сама она — альфийский ученый, обыкновенный человек и магической силой не владеет. Поэтому можно предположить следующее. У людей есть предрасположенность к биологическому переводчику в мозге, некий центр, который активируется при переселении. Формируется новый центр, своего рода биологический лингводекодер, связанный с центром речи, второй сигнальной системой. Причем он оказывается многодорожечным. Трудно сказать, до какой степени работа лингвистического биологического центра, который активируется в мозгу переселенца, аналогична принципу действия лингводекодера. Скорее всего, увидев и в меру возможностей изучив лингвистический феномен переселенцев, Софья смогла добиться сходного результата другими средствами и создала технический аналог. Витька, пользуясь лютиком, говорит Мафею:


Разделитель-П
Я твоего языка не знаю, мы понимаем друг друга на понятийном уровне. Принцип объяснить я не смогу, знаний не хватает.


Он, конечно, темнит, но все же имеет в виду лингводекодер. Однако понятийное мышление — словесно-логическое. Как же лютик переводит? Возможно, дело не в понятиях, а в образах этих понятий? Как можно по нескольким первым словам мгновенно начать распознавать все остальные слова этого языка как родного? Язык, конечно, система, но пары слов недостаточно, чтобы по части познать целое. Откуда же лютик, как и лингвистический центр в мозгу переселенца, берет нужную информацию? Напрашивается ответ — магическое поле, которое является природным явлением и которое технические детекторы регистрируют. Но доступа к магическому классическому полю у жителей Альфы нет, иначе совсем по-другому выглядело бы их взаимодействие с эльфами. И даже если бы это было так, если бы даже Софья использовала Силу, при искажении магического поля лингвистический феномен для переселенцев перестал бы работать. А этого нет. Второй вариант — субреальности. В Лабиринте, например, нет языкового барьера. Лабиринт — субреальность, связанная со всеми мирами, он ведь воспроизводит образы разных миров, от озера до многоэтажки, и информацией владеет. И туда попадают все люди, когда находятся без сознания. Очень вероятно, что Дэн помог Софье, рассказав ей о возможностях Лабиринта, но давать возможность технического доступа к Лабиринту они бы не стали, даже если бы она существовала. Это изменило бы взаимодействие людей и шархи. И вряд ли это допустили бы шархийские боги, существующие в действительности. Есть также субреальность классической магии и совместимая с ней виртуальная субреальность Мегасети. Но в Мегасети нет информации обо всех языках, а магическая людям недоступна. Однако, скорее всего, дело все же в субпространстве. Том самом, через которое телепортируются маги и перемещаются переселенцы, дублируясь при обмене, и через которое происходит техническая телепортация посредством Т-кабин. И, похоже, это субпространство может давать доступ к информационным базам всех языков и активировать лютик. Точно так же, как активируется лингвистический центр в мозгу переселенца. Лингводекодеры не действуют при телефонном разговоре и при просмотре телепрограмм, следовательно, тут нужно взаимодействие двух людей. Мозгов друг друга. Лингвистический феномен, однако, более универсален. Ольга на Дельте спокойно слушает музыкальные кристаллы, и нигде не говорится, что она не понимает язык. Мэтр Истран записывает их первую беседу на аудиокристалл, чтобы потом дать послушать королю. Возможно, дело в том, что аудиокристалл магический и связан с магическим полем.


Интересные факты Править

Благодаря лингвистическому феномену можно отличить переселенца от пришельца, попавшего в другой мир через портал или иным способом. Когда Кантор оказался на Дельте, ему понадобился лютик. И Макс, узнав об этом, сразу понял, что его сын не стал переселенцем и, значит, может вернуться домой. Хотя не всегда такое распознавание возможно. Так, советника Блая долго считали переселенцем, а он оказался засланцем, выучившим язык заранее, да и не было свидетелей его появления. И только король Шеллар, сопоставив информацию, сделал правильный вывод.

Для Феандилля, отпущенного из чертогов Создателя на Каппу помочь покончить со Повелителем, сработал лингвистический феномен, но современный язык харзи он услышал последним, уже потратив почти все известные ему языки. Поэтому харзи он воспринимает как старосеммский, и его речь звучит несколько архаично, с инверсиями, что является отсылкой к речи магистра Йоды из "Звездных войн".XII